КОММЕРСАНТ, 21.12.20
         «СПРАВЕДЛИВАЯ» ХОЧЕТ СТАТЬ БОЛЕЕ ЕДИНОЙ
         Партия Сергея Миронова обсуждает возможное слияние с двумя малыми
 
Андрей Винокуров,
Андрей Прах,
Мария Макутина
 
         По словам источников "Ъ", партии «Справедливая Россия», «За правду» и «Патриоты России» создали комиссию для подготовки объединения. Представители партий не подтвердили, но и не опровергли эту информацию. По утверждению источников, работа идет достаточно тяжело: малые партии хотят проходные места для их лидеров в партсписке на выборах в Госдуму-2021 и гарантий того, что их проекты не растворятся в «Справедливой России». Эсеры считают, что малые партии им не особо и нужны, но эксперты полагают, что сам факт объединения может стать для избирателей «Справедливой России» символом ее обновления.
         Три источника "Ъ", близкие к администрации президента (АП), утверждают, что представители «Справедливой России» (СР) ведут переговоры об объединении с партиями «За правду» Захара Прилепина и «Патриоты России» Геннадия Семигина. На прошлой неделе, по словам источников, уже заседала трехсторонняя комиссия по объединению. «Предложения были не им одним, но кто-то отказался, а кто-то взял время подумать»,— поясняет один из собеседников. Если слияние состоится, то на выборах-2021 новая коалиция выдвинет лидеров трех партий в общефедеральной части своего списка, добавляет он.
         Один из источников "Ъ" говорит, что у других партий еще будет шанс примкнуть к коалиции, так как объединение, скорее всего, произойдет в феврале-марте 2021 года. Другой осведомленный источник, знакомый с планами объединения, отмечает, что это может случиться и в конце января.
         При этом в АП не хотят, чтобы в объединительном процессе участвовала Партия пенсионеров за социальную справедливость, уточняет близкий к АП источник.
         По его словам, она успешно справляется со «спойлерством» КПРФ и за счет одного лишь названия показывает хорошие результаты на выборах, поэтому ее объединение с эсерами пока нецелесообразно.
         В конце ноября «Ведомости» писали о желании АП еще до конца декабря объединить СР «как минимум» с партиями «За правду» и «Родина», а «как максимум» — с «Патриотами России» и Партией пенсионеров. Позже газета уточнила, что рабочая группа по слиянию СР и «За правду» начнет заседать в январе.
         Лидер «Родины» Алексей Журавлев пояснил "Ъ", что два года назад сам предлагал председателю СР Сергею Миронову объединение, но сейчас оно «не стоит в повестке»: «Все остальное, что сейчас обсуждается, это уже нерабочий вариант».
         По словам источников "Ъ", комиссия прорабатывает юридические тонкости слияния, а в ее заседаниях, в частности, участвуют член президиума центрального совета СР Руслан Татаринов и секретарь ЦК «За правду» Николай Новичков.
         Сами они не подтвердили, но и не опровергли "Ъ" факт работы комиссии и своего в ней участия. «Не втягивайте меня в политику»,— попросил господин Татаринов. «Официально мне ничего об этой работе неизвестно»,— сообщил господин Новичков. В то же время он напомнил, что его партия с самого начала декларировала объединительную повестку со всеми левопатриотическими силами. «Пока комментариев нет, когда будет что сказать, мы обнародуем»,— заявили "Ъ" в «Патриотах России» со ссылкой на зампреда партии Надежду Корнееву.
         По словам одного из источников "Ъ", переговоры проходят непросто, поэтому «объединение может и сорваться». Идея слияния идет от АП, в то время как в СР не считают, что малые партии дадут серьезную прибавку в голосах. Дискуссии вызывает и вопрос о том, сколько мест в списке эсеры должны предоставить своим новым партнерам. В «За правду» ранее заявляли, что в общефедеральную часть их списка должны войти Захар Прилепин, политолог Сергей Михеев и лидер движения «Патриоты великого Отечества» Николай Стариков. «Они могут идти только в федеральной части списка, будь то наша партия или объединенная»,— поясняет Николай Новичков.
         По словам собеседника "Ъ", знакомого с процессом объединения, малые партии также хотят гарантий того, что они не «растворятся в эсерах», и это должно быть отражено в уставе новой партии.
         Господин Новичков тоже подчеркнул, что партия не хочет размывать свой бренд независимо от того, с кем они будут вести переговоры.
         Секретарь президиума центрального совета СР Олег Шеин сказал "Ъ", что в партии не обсуждается тема переговоров об объединении, хотя какие-то «диалоги» и могут вестись. Он также напоминает, что Сергей Миронов не раз заявлял, что о ребрендинге или смене идеологических очертаний СР говорить не приходится. «Какая-то интеграция возможна, но наш идеологический подход остается прежним: социалистическая повестка с уклоном в проблемы образования, медицины и достойных заработных плат»,— поясняет господин Шеин.
         Правовед и политолог Аркадий Любарев подчеркивает, что закон прямо не предусматривает возможность объединения партий. «Все это всегда происходит неформально. Возможности проведения объединительного съезда нет. Можно только в один день провести параллельные съезды о ликвидации одних партий и реорганизации другой»,— поясняет эксперт (именно так в 2006 году образовалась сама СР). Он также считает, что потенциальные союзники «разновелики»: «За правду» заметно слабее эсеров, а «патриоты» сильны в отдельных регионах: в Калининградской области, Красноярском крае и Северной Осетии.
         Политолог Аббас Галлямов полагает, что для СР важен сам факт объединения. По его оценке, ни «За правду», ни «Патриоты России» особой ценности не представляют, но слияние с ними все равно сработает для эсеров в плюс. «Сейчас шансы на прохождение пятипроцентного барьера у СР примерно 50 на 50. У избирателя нет никаких резонов голосовать за них, они очевидно "протухли". Поэтому им и нужен факт объединения. Важно показать, что партия обновляется, туда приходят новые люди, там появляются новые идеи. Может быть, после этого избиратель и согласится их выслушать. И здесь не особо важно, с кем они будут объединяться — с "патриотами" или кем-то еще»,— резюмирует эксперт.
 
НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА, 20.12.20 19:43
         ВЕДОМСТВО ВАЛЕРИЯ ЗОРЬКИНА ОТОРВАЛОСЬ ОТ РОССИЙСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ
         Конституционный суд по формальным основаниям фактически ухудшил положение заключенных
 
Екатерина Трифонова
 
         Конституционный суд (КС) разрешил учитывать нарушения дисциплины в СИЗО при решении вопроса о замене заключенному неотбытой части наказания на более мягкую меру (условно-досрочное освобождение, УДО). В своем отказном определении на одну из жалоб КС дал расширительную трактовку действующего закона. И теперь судьи смогут отказывать гражданам в облегчении участи на том основании, что они не подчинялись тюремным нормам, считая себя невиновными в преступлении.
         С попыткой оспорить конституционность ч. 4 ст. 80 Уголовного кодекса (УК) – о правилах замены наказания более мягким – в КС обратился осужденный, которому отказали в этом из-за единственного дисциплинарного взыскания, наложенного в СИЗО еще до вынесения приговора.
         Сама норма УК гласит: «При рассмотрении ходатайства о замене неотбытой части наказания более мягким его видом суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе, труду и к совершенному деянию в течение всего периода отбывания наказания». Заявитель в КС настаивал: на момент обретения дисциплинарки он еще не получил наказания и не отбывал его.
         КС не просто отказался рассматривать эту жалобу, а дополнительно установил по данной статье УК свою позицию – если время нахождения в СИЗО по закону засчитывается в срок наказания, то, значит, и поведение человека в изоляторе должно учитываться при решении вопроса либо о смягчении неотбытой части наказания, либо об УДО. «Учету подлежит и поведение осужденного в период содержания его под стражей до вынесения приговора и вступления его в законную силу, засчитываемое в срок лишения свободы», – говорится в определении КС.
         Как отметил советник Федеральной палаты адвокатов РФ Нвер Гаспарян, сейчас ст. 80 УК (о замене неотбытой части наказания более мягким видом) – вполне работающий процессуальный механизм. По данным Судебного департамента, за прошлый год отечественные суды рассмотрели около 80 тыс. таких ходатайств и по 27,7 тыс. из них были вынесены положительные решения (34,7%), а это почти каждое третье обращение. КС, по словам Гаспаряна, уточнил формулировку «в течение всего периода отбывания наказания» довольно расширительным образом: учитываться должно и поведение осужденного до вынесения приговора, поскольку этот период засчитывается в срок лишения свободы. При этом Гаспарян напомнил о нередких случаях злоупотреблений со стороны сотрудников уголовно-исполнительной системы.
         Адвокат Игорь Татарович считает, что в данном случае вообще не было необходимости жаловаться в КС. Поскольку в законе говорится именно о периоде отбытия наказания: «Законодатель совершенно очевидно и однозначно ограничил такой период и не включил в него период, предшествующий вынесению приговора и назначения наказания, когда лицо осужденным не являлось». Следовательно, грубейшее нарушение своего процессуального права истец мог просто обжаловать в следующей инстанции.
         Эксперт убежден: «То, что в срок наказания засчитывается срок применения отдельных мер пресечения, в том числе не связанных с заключением под стражу (домашний арест, ограничения), совершенно не означает, что период применения мер пресечения входит в период отбытия наказания, а какие-либо правонарушения, допущенные в этот период на тот момент еще подозреваемым или обвиняемым, должны учитываться при разрешении ходатайства осужденного об изменении ему наказания на более мягкое».
         Иначе, пояснил Татарович, домашние скандалы обвиняемого тоже могут становиться препятствием для смягчения наказания, а суды должны запрашивать еще и характеристику от лиц, совместно проживавших с осужденным в период нахождения его под домашним арестом. «Огорчает, что КС совершенно правомерно, признавая жалобу недопустимой, фактически дал расширительное толкование оспариваемым положениям», – говорит Татарович. Теперь эта позиция негативно отразится на правоприменительной практике: «Достаточно сказать, что администрации пенитенциарных учреждений зачастую блокируют смягчение наказания или освобождение по УДО, произвольно применяя к ним взыскания, что создает богатую почву для злоупотреблений о коррупции».
         Потому, говорит собеседник «НГ», прежде чем идти в КС, адвокатам следует предварительно согласовывать этот шаг хотя бы со своими региональными палатами, чтобы не создавать опасных прецедентов. «Как говорил один из моих наставников – никогда не задавай вопросов, если не знаешь, какой на них тебе дадут ответ», – подчеркнул эксперт «НГ».
         В СИЗО человек абсолютно бесправен, возмутился в беседе с «НГ» сопредседатель Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев: «Арестанта могут посадить в камеру с теми, кто будет намеренно провоцировать, взять хотя бы знаменитые пресс-хаты». По словам правозащитника, КС оторвался от реальности и явно не понимает происходящего в российских СИЗО. Огромное количество обитателей изоляторов, подчеркнул Борщев, получают необоснованные взыскания «как средство давления или понуждения к признаниям», а вот оспорить их почти нереально – «прокуратура почти всегда стоит на стороне сотрудников ФСИН».
         Как отметил в беседе с «НГ» глава AVG Company Алексей Гавришев, если порядок и основания замены неотбытой части наказания четко регламентированы законом, то процедура их применения «выглядит довольно размыто». Для судов наличие любого взыскания (на разных этапах содержания под стражей) может стать формальным предлогом для отказа в ходатайстве. Хотя, напомнил он, на этот счет есть постановление пленума Верховного суда от 2009, где сказано, что наличие взысканий не свидетельствует о необходимости дальнейшего отбывания наказания: «Природа получения взысканий в СИЗО и исправительных учреждениях очень неоднозначна. Она основана на крайне субъективном отношении администрации учреждения к осужденному, поэтому ВС и занял такую позицию».
         Партнер КА «Pen & Paper» Анатолий Логинов подтвердил, что вопрос о замене неотбытой части наказания хоть и довольно часто рассматривается судами, но зачастую эта процедура выглядит формальной: «То есть судьи не выясняют обстоятельства, в силу которых осужденный получил взыскание или не предпринял мер к возмещению вреда». Решение КС эксперт считает спорным. Есть закон, который предписывает учитывать «поведение осужденного в период отбывания наказания. Но пока человеку не вынесен приговор, «он не может ни выполнять обязанности, возложенные на него как осужденного, ни реализовывать права, предоставленные осужденному уголовно-процессуальным законом», – подчеркивает эксперт. А вот зачет срока содержания в СИЗО, по его словам, это «мера гуманизации уголовного законодательства, про которую КС в данном случае забыл».
         «Представители науки уголовного права и практикующие адвокаты по уголовным делам высказывают мнение, сводящееся к тому, что суды крайне редко применяют рассматриваемый процессуальный инструмент, что может быть обусловлено многими причинами, в числе которых выделяют: отсутствие четких критериев-оснований для замены неотбытой части наказания, размытость ч. 4 ст. 80 УК РФ, обвинительный уклон российской уголовной юстиции, противодействие со стороны администраций мест лишения свободы, выражающееся в составлении отрицательных характеристик на осужденных», – рассказал, в свою очередь, член Ассоциации юристов России (АЮР) Артем Коростелев. Вместе с тем он указал, что, согласно Конституции, каждый обвиняемый считается невиновным, пока его вина не будет доказана и не установлена вступившим в законную силу приговором суда. Аналогичный принцип, к слову, закреплен и в ст. 14 УПК РФ. Потому он назвал учет взысканий, наложенных до вступления приговора в законную силу, совершенно недопустимым и противоречащим не только российскому праву, но и фундаментальным принципам, закрепленным в актах международного права.
         «Данное определение КС входит в некоторое противоречие с целями наказания, создает правовую основу для смещения баланса интересов государства и личности в пользу первого, а также формирует предпосылки для юридических споров относительно содержания и применения норм, закрепляющих презумпцию невиновности», – подчеркнул собеседник «НГ».
         Слишком много зависит от конкретных людей на местах – заключение администрации, характеристики, взыскания и поощрения, подтвердила член АЮР Татьяна Завьялова. Она отметила, что оспаривание приговора в ряде случаев характеризуются повышенной коррупционной составляющей. Судейское усмотрение тоже влияет, так как нет четких критериев, определяющих, исправился или не исправился осужденный.
 
URA.RU, 21.12.20
         Мэр Екатеринбурга отложил заявление об отставке
 
Денис Аллаяров
 
         Глава Екатеринбурга Александр Высокинский вопреки ожиданиям инсайдеров пока не подал заявление об отставке и не стал объявлять об уходе с поста мэра на утреннем совещании в горадминистрации. Об этом URA.RU сообщили несколько участников собрания.
         «Пока никаких заявлений — ни устных, ни письменных — не было. Хотя передача власти уже началась», — рассказал собеседник агентства. Ожидается, что заявление будет подано до утра 22 декабря (на этот день назначено заседание гордумы, которая должна утвердить увольнение), сказал другой инсайдер. В пресс-службе мэрии пока не ответили на вопрос корреспондента.
         В ходе планерки в мэрии Высокинский, как писало URA.RU, объявил о назначении первого замгубернатора Алексея Орлова первым вице-мэром. Александр Ковальчик, занимавший эту должность с начала 2019 года, назначен руководителем аппарата мэрии.
         По словам источников агентства, после того, как гордума примет отставку мэра, Орлов возглавит администрацию с приставкой «и.о.». Затем будет обвялен конкурс на замещение кресла главы.
 
ГАЗЕТА.RU, 20.12.20 14:17
         ПРОИГРАЛ ТОЛЬКО ТРАМП: ЕВРОПЕЙСКИЕ ПОПУЛИСТЫ НЕ РАСТЕРЯЛИ ПОЗИЦИЙ В ПАНДЕМИЮ
         Как пандемия коронавируса повлияла на правые партии в ЕС
 
Иван Половинин
 
         Пандемия COVID-19, с точки зрения западных журналистов, привела к снижению рейтингов крайне правых политических сил, однако последние исследования университета Джорджии указывают на провал только одного популиста — Дональда Трампа. В отличие от президента США европейские политики не сильно потеряли в поддержке, а где-то даже сумели нарастить свою электоральную базу. Более того, специалисты не исключают, что праворадикалы еще смогут усилить свои позиции на фоне серьезного финансового кризиса.
         The Guardian пишет, что популисты по всему миру теряют поддержку на фоне пандемии коронавируса. Причина кроется в том, что крайне правые политические силы зачастую игнорировали реальные угрозы COVID-19, что в конечном итоге привело к тому, что электорат пришел к выводу об их политической некомпетентности.
         Эту точку зрения, однако, не разделяют американские ученые. Исследование университета Джорджии свидетельствует, что эти выводы, по большей части, касаются президента США Дональда Трампа, который проиграл выборы главы государства демократу Джо Байдену. Трампа, действительно, обвиняли в неправильной реакции на пандемию, которая заключалась в длительном преуменьшении опасности вируса. Сам Трамп, к слову, объяснял свои действия желанием не допустить панику.
         В отличии от Трампа, продолжают исследователи, большинство европейских популистов придерживались иного подхода, достаточно оперативно заявив об опасности пандемии, хотя впоследствии могли изменить свою позицию.
         Специалисты провели сравнительный анализ политики трех десятков крайне правых партии Европы, выделив среди них три основные группы: представители правительства, участники правящей коалиции и оппозиция. Положение той или иной партии оказывало влияние на их политику в рамках пандемии.
         К примеру, итальянская оппозиционная партия «Лига Севера» изначально охарактеризовала вирус как серьезную угрозу, требуя от властей республики решительных действий. Но когда выяснилось, что больше всего пострадал север Италии, где «Лига Севера» выступала в качестве региональной власти, их риторика переменилась в пользу снижения опасности заболевания.
         В то же время, немецкая оппозиционная партия «Альтернатива для Германии» серьезных позиций в региональных правительствах не занимала, но также отчасти пошла по пути «Лиги Севера». Вначале популисты раскритиковали федеральные власти за медленную реакцию на пандемию, а затем стали называть «антидемократическими» и «неконституционными» ограничительные меры, введенные для борьбы с эпидемией. Представители «АдГ» не раз отмечали, что свобода слова стала самой большой жертвой коронавируса.
         При этом правые партии в правительстве — в Польше и в Венгрии — использовали диаметрально противоположную тактику. Они сосредоточились на критике левой оппозиции, обвиняя своих оппонентов в подрыве борьбы страны с пандемией и отметились введением жестких ограничительных мер, за что обвинялись руководством ЕС в узурпации власти.
         Провал правых?
         Аналитики университета Джорджии отмечают, что из-за поражения Трампа на президентских выборах появилось неправильное восприятие остальных популистов. Те же европейские крайне правые партии ошибочно считать проигравшими от пандемии. Так, опросы общественного мнения указывают, что только половина из 31 популистской партии в Европе потеряла поддержку во время эпидемии. Еще пять, напротив, усилили свои позиции, а остальные не почувствовали никаких изменений.
         Более того, потеря электората, по мнению специалистов, крайне незначительная, в среднем партии лишились около 1% поддержки. С началом «второй волны» показатели ряда партий упали чуть больше, но, в целом, среднее значение не изменилось.
         Тут все также завязано на непосредственном положении той или иной партии в стране. К примеру, в Венгрии и Польше правящие «Фидес» и «Право и справедливость» понесли лишь незначительные потери. Кроме того, польский президент от правящей партии Анджей Дуда смог избраться на второй срок, поэтому вряд ли можно говорить о серьезном провале правых.
         Касательно партий в правящих коалициях, по выводам университета, они понесли небольшие потери во время второй волны пандемии, но никак не пострадали в первой. Обратная ситуация наблюдается у оппозиционных правых партий — они потеряли в рейтинге в начале эпидемии, но смогли восстановить позиции к концу года.
         В той же Италии наблюдается следующая ситуация: «Лига Севера» набирает по 23-24% по последним опросам, что разительно отличается от ее показателей на 2019 год, когда партия набирала 39%. Однако снижение ее популярности компенсирует другая популистская партия — «Братья Италии», она получает 16-17% против 9-10% в прошлом году.
         Специалисты университета Джорджии резюмируют, что крайне правые не проигнорировали COVID-19, не стали его электоральной жертвой и не были выставлены пандемией как некомпетентные.
         По их мнению, не стоит смотреть на европейцев через призму Трампа, поскольку он является скорее исключением из правил.
         Шанс на усиление
         Как пишет CNN, пандемия не только не привела к поражению популистов, но и дала им возможность для усиления своих позиции. Так, телеканал отмечает, что крайне правые партии процветают во время финансового кризиса, а в данный момент мировая экономика сталкивается с одним из самых серьезных вызовов XXI века.
         Международный валютный фонд прогнозирует сокращение мировой экономики на 4,4% в 2020 году. Это намного хуже, чем падение на 1% в 2009 году после разрушительного финансового кризиса, когда глобальная безработица подскочила до 212 млн человек, что на 34 млн человек больше, чем в 2007 году, предшествовавшему началу кризиса.
         Директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Тимофей Бордачев ранее говорил «Газете.Ru», что правые по большей части напирают на вопросы, важные в мирное время, что не совсем работает, когда общество находится в мобилизации из-за пандемии.
         «Я думаю, что у них что-то начнет получаться не раньше, чем через полтора-два года, когда население устанет от мер, принимаемых правительствами», — подчеркивал эксперт.
         В подобных обстоятельствах неизвестно, станет ли будущий год позитивным для популистов как это произошло во время миграционного кризиса в Европе. Однако 2022 год определенно станет важным для проверки устойчивости крайне правых сил, считает специалист. Тут необходимо отметить, результаты будут видны уже в 2022 году, когда во Франции должны будут пройти президентские выборы, а в Венгрии — парламентские.
         Дело в том, что основной конкурент действующего французского лидера Эммануэля Макрона — Марин Ле Пен, лидер крайне правой партии «Национальное объединение». По опросам Le Figaro, у оппонента президента вполне неплохие шансы, в случае проведения выборов она может уже в первом туре обойти Макрона на 1-2%. Согласно исследованию, Ле Пен может получить 27-28%, когда действующий президент набирает в районе 25-26%.
         Парламентские выборы в Венгрии также имеют важное значение. Здесь у власти находится популистская «Фидес». Однако оппозиция обещает объединить усилия, чтобы обойти правящую партию. По информации Hungary Today, парламент под контролем «Фидес» уже принял ряд поправок к избирательному законодательству, что, скорее всего, затруднит осуществление плана оппозиционеров.