ИЗВЕСТИЯ, 06.10.21 18:11
          В ГД назвали бессмысленными санкции Киева против участников выборов в Крыму
 
          Введение Украиной новых санкций в отношении участников выборов в Госдуму в Крыму — это бессмысленный шаг, эффект от которого будет нулевым. Об этом в среду, 6 октября, заявил председатель комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий.
          «Шаг абсолютно бессмысленный. В 2014 году крымчане на всенародном референдуме в полном соответствии с международным правом приняли решение о воссоединении с Россией. <…> Естественно, что парламентские выборы на территории всех регионов проводятся по законам РФ. И никакие санкции этого не изменят», — написал он в своем Telegram-канале.
          По словам российского политика, эффект от подобных решений с точки зрения результата нулевой. Слуцкий предположил, что это очередная попытка президента Украины Владимира Зеленского поднять свой падающий рейтинг.
          Накануне Украина ввела санкции против участников выборов в Госдуму РФ в Крыму, а также в отношении членов избирательных комиссий. В соответствующем указе Зеленского содержатся фамилии 33 кандидатов в депутаты от различных политических партий России и самовыдвиженцев, а также 54 членов комиссий Крыма, шести сотрудников Федеральной службы безопасности (ФСБ).
          Ранее, 20 сентября, Служба безопасности Украины (СБУ) возбудила уголовное дело о госизмене из-за проведения выборов, предварительно составив список причастных к голосованию, как из числа официальных представителей России, так и среди украинских граждан. Результаты выборов Киев признавать отказался.
          17 сентября Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины принял решение ввести санкции в отношении организаторов голосования на выборах в Госдуму в Крыму и Донбассе. В Киеве считают, что на этих территориях Россия якобы не имеет права проводить выборы.
          По словам вице-спикера крымского парламента Владимира Бобкова, решение о санкциях комично, а действия украинских властей говорят о том, что страна «окончательно наложила на себя штамп обиженного на весь мир». Бобков подчеркнул, что решения Киева никак не скажутся на жизни тех, кто организовывает выборы и принимает в них участие.
          В 2021 году выборы в Госдуму впервые проходили в новом, трехдневном, формате с 17 по 19 сентября. Одновременно с выборами в Госдуму в единый день голосования проходили прямые выборы глав девяти российских субъектов (еще в двух регионах высших административных лиц будут выбирать депутаты заксобраний) и 39 региональных парламентов.
          Крым вернулся в состав России по результатам референдума 2014 года. За присоединение проголосовали 96,77% жителей региона и 95,6% избирателей Севастополя. Процедура прошла в соответствии с международным правом. Между тем Киев считает полуостров своей временно оккупированной территорией. Москва неоднократно заявляла, что вопрос принадлежности субъекта закрыт навсегда.
 
КОММЕРСАНТ, 06.10.21 23:38
          ОСОБО ПАМЯТНЫЕ МАНДАТЫ
          Центризбирком завершил формирование нового состава Госдумы
 
Елена Рожкова,
Мария Макутина,
Анастасия Корня
 
          Центризбирком (ЦИК) в среду закончил регистрацию депутатов Госдумы восьмого созыва, избранных по партийным спискам. Поскольку полтора десятка мандатов передавались несколько раз, для завершения процесса ЦИКу потребовались рекордные пять заседаний, причем три из них, длительностью по несколько минут, пришлось провести в один день 6 октября. В итоге самый длинный путь проделал мандат выдвинутого «Единой Россией» московского главврача Марьяны Лысенко: вручить его конечному адресату — командиру московского штаба студенческих отрядов Юлии Дрожжиной — удалось только с пятого раза.
          Как и в двух предыдущих думских кампаниях, чаще всего в 2021 году от депутатских мандатов отказывались выдвиженцы «Единой России» (ЕР): с учетом повторной передачи вакантных мест в Думу не пошли 82 члена ее партсписка. Кроме них мандаты не приняли трое избранных депутатов от КПРФ, двое от «Новых людей» и один от ЛДПР.
          В основном от мандатов отказываются так называемые паровозы — федеральные чиновники, губернаторы и прочие медийные личности, которые в Думу заведомо не собираются, но включаются в партсписки для привлечения голосов избирателей. Больше всего таковых в списках ЕР за последние 15 лет было в 2007 году — тогда от мандатов отказалось свыше 100 кандидатов — и в 2011 году — 89 человек. В 2016 году число «паровозов» и, соответственно, отказов резко уменьшилось: в Думу не захотели идти всего 25 из 400 списочников от ЕР, среди которых тогдашний премьер Дмитрий Медведев (он был единственным кандидатом в общефедеральной части списка), 19 губернаторов, известный хирург Владимир Порханов, уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова и другие.
          На выборах-2021 партсписок ЕР насчитывал 394 кандидата, имел общефедеральную часть из пяти человек и 57 региональных групп, в которых первыми номерами значились 44 губернатора, а вторыми — еще пять глав регионов. Но главным отличием этой кампании стало не число отказников, а сама процедура передачи мандатов.
          Если на предыдущих выборах для этого достаточно было одного постановления ЦИКа со списком вакантных мандатов и кандидатов, которым они переходят, то в этот раз принять мандат отказника соглашались далеко не все.
          В итоге для полного распределения мандатов ЦИКу пришлось провести пять заседаний, причем три из них — в один день 6 октября. Председатель комиссии Элла Памфилова даже назвала этот процесс «заседательным марафоном». Как пояснил "Ъ" источник в ЦИКе, решить все вопросы о передаче мандатов на одном заседании комиссия не могла по юридическим соображениям: каждому человеку, которому передавался мандат, нужно было хотя бы формально дать время на размышления.
          Напомним, ЦИК утвердил окончательные результаты выборов в Госдуму 24 сентября. После этого у каждого избранного депутата было пять дней на принятие решения о согласии стать депутатом или об отказе от мандата. На заседании 29 сентября ЦИК отчитался о 72 отказных заявлениях (в том числе 66 — от представителей ЕР). Ожидаемо отказались четверо из пяти лидеров списка ЕР (главы Минобороны и МИДа Сергей Шойгу и Сергей Лавров, сопредседатель «Общероссийского народного фронта» Елена Шмелева и главврач больницы в Коммунарке Денис Проценко), а также все губернаторы, возглавлявшие региональные группы.
          Затем пришла очередь губернаторов, которые были в некоторых группах вторыми номерами и после передачи им вакантных мандатов тоже ожидаемо написали отказ. В их число вошли вологодский губернатор Олег Кувшинников и глава Калмыкии Бату Хасиков. Но вместе с ними в список отказников попали еще десять человек, в том числе сотрудник администрации президента Денис Степанюк, директор Театра наций Мария Ревякина, а также ряд региональных политиков и деятелей социальной сферы. Для решения их судьбы ЦИК собирался на заседание 4 октября.
          Однако трое из тех, кому были расписаны вакантные мандаты, снова от них отказались: это актер Владимир Машков, вице-спикер иркутского заксобрания Кузьма Алдаров и спикер заксобрания Оренбургской области Сергей Грачев. Место господина Машкова, баллотировавшегося по московской группе ЕР, передали директору Государственного музея А. С. Пушкина Евгению Богатыреву, но и он переходить в Думу отказался. А принять этот мандат согласилась руководитель московского отделения «Российских студенческих отрядов» Юлия Дрожжина.
          Таким образом, самым передаваемым по итогам этой кампании стал мандат главврача московской больницы Марьяны Лысенко (№2 в столичной группе): от нее он перешел к Марии Ревякиной, затем к Владимиру Машкову, Евгению Богатыреву и, наконец, Юлии Дрожжиной.
          Заместитель секретаря генсовета ЕР Сергей Перминов объясняет многократные отказы от мандатов тем, что «вызовы нового времени потребовали новых подходов». «Мы увеличили количество региональных групп и, как следствие, количество вовлеченных представителей партии и представителей гражданского общества,— заявил он "Ъ".— Отказ от мандатов не влияет на качество депутатского корпуса».
          Глава Фонда развития гражданского общества, координатор экспертного совета ЕР Константин Костин видит причину в том, что партия получила результат лучше прогнозировавшегося, из-за чего возникло некоторое количество повторных отказов. «Хотя большой проблемы в этом нет. Это никак не задерживает начало работы нового созыва и не нарушает принцип представительства»,— уверяет господин Костин. В целом же, по его мнению, проблема с «паровозами» возникает только в том случае, если речь идет о присутствии в верхней части списка селебрити, которые до и после выборов никак не связаны с деятельностью партии.
          Политолог Александр Пожалов вспоминает, что в 2016 году много внимания уделялось задаче обеспечить легитимность результата и прозрачность голосования именно за тех кандидатов, которые в конечном итоге и окажутся в Думе. В этом же цикле, по его мнению, подход к формированию списка ЕР отличался: помимо губернаторов в первых тройках региональных групп были врачи и деятели культуры, которые не планировали после выборов менять свою миссию в социально востребованной сфере. «Задача таких социальных кандидатов была в том, чтобы улучшить имидж списка ЕР и придать кампании социальную направленность»,— поясняет эксперт. В то же время в глубине региональных групп оказалось немало «ресурсных бизнесменов» или отраслевых лоббистов, непубличных профессиональных законотворцев или политических управленцев, а также малоизвестных молодых волонтеров, которым и перешли в конечном счете мандаты, резюмирует господин Пожалов: «Мне это казалось запрограммированным изначально. Если бы эти кандидаты сразу оказались на первых местах списков, то это ухудшило бы имидж ЕР перед выборами и усложнило ей работу с избирателем до дня голосования».
 
ГАЗЕТА.RU, 06.10.21 17:43
          «ВСЕ РЕШАТ НЕБОЛЬШИЕ ПАРТИИ»: КАК ИЗМЕНИТСЯ ВЛАСТЬ В ГЕРМАНИИ
          Что ждет Россию при правительстве Германии без Меркель
 
Алексей Поплавский
 
          В Германии завершился первый круг коалиционных переговоров. Фактически борьба за право сформировать правительство ведется между СДПГ, победившей на выборах, и ХДС/ХСС, который пытается остаться у власти. Однако выбирать, с кем идти в кабмин, по сути, будут «зеленые» и «свободные демократы», которые, как представляется, уже обеспечили себе место в коалиции. Какой из этих вариантов более удобен для России — в материале «Газеты.Ru».
          Итоги немецких парламентский выборов не смогли гарантировать большинство в Бундестаге ни одной из партий. В соответствии с результатами голосования расстановка сил в законодательном органе страны получилась следующая:
          На первой строчке по мандатам Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) — 206 мест, следом бывший правящий блок Христианско-демократического союза и Христианско-социального союза (ХДС/ХСС) — 196 мандатов, на третьем месте «Зеленые» — 118 мест, а четвертую строчку заняла Свободная демократическая партия Германии (СвДП) — 92 мандата. Пятое место ушло «Альтернативе для Германии» (АдГ)— 83 мандатов, а на последней строчке Левая партия — 39 мест.
          Последние партии условно выпали из будущего состава правительства, поскольку остальные политические силы не изъявили желания вести с ними какие-либо переговоры. При этом АдГ фактически отказались брать в коалицию еще до выборов из-за правого вектора партии и обвинения ряда ее представителей в излишне радикальной позиции. У Левой партии проблемы схожие — с ней диалог не ведется из-за крайне левого курса.
          Поэтому первые двухсторонние встречи по возможному запуску коалиционных переговоров прошли только между четырьмя политическими силами — СДПГ, ХДС/ХСС, «Зелеными» и СвДП.
          Как отмечает Der Zelt, обсуждения носили закрытый характер и пока публично стороны не исключают любых вариантов взаимодействия.
          Какую коалицию обсуждают немцы
          На данный момент есть три варианта возможной будущей коалиции в Бундестаге:
          — «Светофор» — красные СДПГ, желтые СвДП и «Зеленые»;
          — «Ямайка» (по цвету флага) — черный ХДС/ХСС, «Зеленые» и желтые СвДП;
          — «Большая коалиция» — СДПГ и ХДС/ХСС.
          Последний вариант выглядит наименее вероятным, поскольку еще во время выборов социал-демократы прямо заявляли, что не готовы идти на сотрудничество с блоком христианских демократов.
          «Дело тут за маленькими партиями — «Зеленые» и СвДП, — то есть СДПГ и ХДС/ХСС просто ждут их решения. СвДП больше хотят сотрудничать с ХДС/ХСС, а «Зеленые» с СДПГ, так что пока возможны оба варианта. Но наиболее вероятной комбинацией все же является «светофор» с канцлером социал-демократом Олафом Шольцем. Большая коалиции — наименее реалистичный вариант, но, если она появится, ее также возглавит представитель СДПГ», — пояснил эксперт.
          С этим отчасти согласен и руководитель Центра германских исследований института Европы РАН Владислав Белов. По его словам, сами переговоры по созданию коалиции еще не начались, пока идет зондирование — партии определяются, с кем готовы договариваться о сотрудничестве.
          «Зеленые» и СвДП уже заявили, что предпочтительнее считают вариант объединения с СДПГ, но и союз с ХДС/ХСС пока не исключен. При этом разногласия между партиями — практически по всем пунктам их предвыборных программ, в том числе по климатической повестке и налоговой политике. На данный момент неизвестно, о чем они будут договариваться и каким образом. Есть информация, что «Зеленые» и СвДП условно договорились между собой, но мы не знаем, что именно они согласовали», — добавил эксперт.
          В чем не сходятся партии
          Противоречий между четырьмя партиями действительно немало. К примеру, если брать вариант коалиции ХДС/ХСС, «Зеленых» и СвДП, то тут основным камнем преткновения является налоговая и климатическая политика. Так, «Зеленые» выступают за повышение налогов, а также рассчитывают на введение новых экологических запретов для ускорения перехода к «зеленой экономике».
          ХДС/ХСС и СвДП в данном случае занимают диаметрально противоположную позицию, отказываясь от усиления налогов и выступая за введение стимулов для климатической модернизации страны вместо формирования новых запретов. По климату, в целом, стороны расходятся с «Зелеными» в вопросе отказа от угля, так как партия настаивает на необходимости сделать это к 2030 году, когда ее возможные партнеры ставят планку на 2038 год.
          В качестве условно мелких противоречий, но важных для жителей Германии, стоит указать на требования по ограничению скорости на автомагистралях со стороны «Зеленых», что открыто не поддерживает ХДС/ХСС.
          Кроме того, споры идут по вопросам миграции, поскольку «Зеленые» предлагают ввести фиксированное число мигрантов, которых может принять ФРГ, с чем совсем не согласен ХДС/ХСС.
          СвДП же во многом сходится с христианскими демократами в формате «Ямайки», но в последнее время партия больше склоняется к взаимодействию с СДПГ. Похолодание в отношениях свободных демократов и ХДС/ХСС спровоцировал скандал с попаданием результатов переговоров двух партий в СМИ — в утечке утверждалось, что СвДП готовы добиваться создания коалиции с бывшим правящем блоком и «Зелеными».
          Что касается коалиции «светофор» — СДПГ, «Зеленые», СвДП, — то тут прения по большей части идут в отношении свободных демократов. По словам Александра Рара из Российско-германского форума, СвДП против повышения налогов и за усиления бизнеса и экономики, с чем опять-таки не согласны «Зеленые».
          «Свободные демократы выступают за то, чтобы климатическую политику проводили частные компании, и чтобы экономика решала все эти вопросы. «Зеленые» и СДПГ полностью отказываются от такого подхода и требуют усилении роли государства. Они говорят, что без повышения налогов нельзя будет собрать необходимые средства на экологическую модернизацию Германии, и призывают к введению запретов в отношении немецкого населения в плане климатических сделок в рамках перехода к «зеленой экономике», — отметил эксперт.
          Сейчас говорят о поиске какого-то компромисса, в том числе путем создания фонда для климатической модернизации, куда будут платить деньги и государство, и бизнес, продолжил Рар, однако сложно прогнозировать, насколько СвДП смогут пойти на это, так как отказ от повышения налогов они уже пообещали своим избирателям.
          «Зеленые» сильнее по голосам, чем СвДП, поэтому требуют, чтобы их больше слушали и уже даже запугивают ХДС/ХСС.
          Они утверждают, что у христианских демократов просто нет другой опции, кроме как пойти на их требования. В то же время, СвДП шантажируют и «Зеленых», и СДПГ, указывая им на то, что без них они не смогут сформировать правительство и продавливают свои условия», — подчеркнул эксперт.
          Что ждать России от новой коалиции
          Споры сторон по большей части касаются внутренних вопросов, однако в последнее время стали появляется заявления партий и по внешней политике.
          Стороной не обошли и обсуждение России, в отношении которой «Зеленые» и СвДП продемонстрировали достаточно жесткую позицию, критикуя предполагаемые нарушения прав человека на российской территории.
          Эти партии входят в оба наиболее вероятных варианта будущей коалиции Бундестага. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты по-разному оценивают такой расклад для будущего отношений Москвы и Берлина. Так, Владислав Белов из Института Европы РАН считает, что антироссийской позиции «Зеленых» и СвДП все равно будет противопоставлен конструктивный канцлер от крупных партий.
          «При любом варианте коалиции «Зеленые» и СвДП сохранят свою антироссийскую позицию и будут активно высказывать свою недовольство положением дел с демократией в России, в том числе критиковать «Северный поток — 2».
          Но им будет противостоять конструктивно настроенный канцлер — Армин Лашет в случае объединения с ХДС/ХСС и Олаф Шольц при коалиции с СДПГ», — пояснил эксперт.
          В то же время, Александр Рар из Российско-германского форума уверен, что предпочтительнее все же будет «светофор», во главе которого встанут социал-демократы. По его словам, СДПГ выступает за нормализацию отношений с Россией и открыта к сотрудничеству.
          «Однако реализовать это будет тяжело, потому что младшие партнеры в лице «Зеленых» и СвДП крайне негативно настроены в отношении России. Обе партии сошлись на том, что разговор с Москвой должен быть жестким. Если социал-демократы будет продвигать нормализацию отношений, то «Зеленые» будут требовать обратного. Не исключено, что в таких условиях канцлер просто не будет ничего делать в отношении России, чтобы не раздражать своих партнеров по коалиции, и пустит все на самотек. То есть Москва просто не будет каким-то важным фактором во внешней политики Германии, хотя без России нельзя как минимум решить вопросы энергетического кризиса и урегулировать конфликт на Украине», — резюмировал эксперт.