КОММЕРСАНТ, 21.05.21
         ОСТАЛОСЬ УТОЧНИТЬ ОТДЕЛЬНЫЕ ПРИЧАСТНОСТИ
         Сенатор Клишас предложил частично смягчить запрет на избрание в Госдуму экстремистов

Ксения Веретенникова,
Андрей Прах

         В пятницу заканчивается срок сбора поправок ко второму чтению законопроекта о запрете на избрание в Госдуму лиц, причастных к экстремистским и террористическим организациям. Оппозиционеры и юристы раскритиковали этот документ за размытость понятия причастности и придание новым нормам обратной силы. К «существенной доработке» проекта призвал 14 мая и глава комитета Совета федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас. Однако в официальном отзыве этого комитета, опубликованном в четверг в думской базе, сенаторы предлагают лишь конкретизировать критерии причастности лица к экстремистской организации, а появление нормы об обратной силе закона называют оправданным.
         Поправки к закону о выборах в Госдуму, разработанные группой депутатов во главе с председателем комиссии по борьбе с вмешательством во внутренние дела РФ Василием Пискаревым («Единая Россия»), палата рассматривает в ускоренном режиме. Внесенный 4 мая документ уже 18 мая был принят в первом чтении, 21 мая в 10:00 заканчивается срок сбора поправок, а на 25 мая намечено второе чтение законопроекта. Глава комитета Госдумы по контролю и регламенту Ольга Савастьянова сообщила "Ъ", что в комитет поступили поправки от сенатора Клишаса и председателя комитета Думы по законодательству Павла Крашенинникова, но их содержание раскрывать не стала.
         Напомним, авторы законопроекта предложили запретить лицам, причастным к деятельности экстремистских организаций (такого статуса прокуратура сейчас добивается для структур, созданных политиком Алексеем Навальным), избираться в Госдуму в течение пяти (для руководителей) или трех (для рядовых участников и тех, кто оказывал организации финансовую или «иную» помощь) лет с момента вступления в силу решения суда о запрете организации.
         При этом закон может иметь обратную силу, то есть под новый запрет подпадут те, кто имел отношение к этим структурам в течение одного-трех лет до признания их экстремистскими.
         По мнению критиков документа, это противоречит ст. 54 Конституции, которая гласит: «Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением».
         Однако профильный комитет Совета федерации посчитал иначе. В его отзыве (.pdf) за подписью Андрея Клишаса говорится, что противоречия Конституции тут нет, поскольку речь идет не «об установлении дополнительной ответственности, а об ограничении прав лиц». Вместе с тем господин Клишас рекомендовал Думе смягчить другие положения законопроекта: «Считаем, что в целях исключения необоснованного распространения предлагаемого ограничения на лиц, в действиях которых отсутствуют признаки противоправности деяния, критерии причастности лица к экстремистской деятельности и террористической организации необходимо конкретизировать». По состоянию на 20 мая 2021 года террористическими в России признаны 33 организации, а экстремистскими — 83.
         Член комитета Госдумы по законодательству Сергей Иванов (ЛДПР), ранее резко критиковавший документ, заявил "Ъ", что вносить поправки ко второму чтению бессмысленно. «Вместо трех лет прописать один год? Концепция от этого не изменится, это все равно незаконно и неконституционно»,— сказал он.
         К позиции сенаторов депутат отнесся скептически, пояснив, что для него Андрей Клишас «как юрист умер после поправок к Конституции». «Разве лишение права — это не наказание? В Уголовном кодексе есть наказание в виде лишения права занимать какую-то должность на определенный срок. Депутат Госдумы — это выборная государственная должность категории А»,— резюмировал он.
         «Конечно, мы прекрасно понимаем, что этот законопроект прошел через администрацию президента и уже, видимо, нашел какое-то предварительное одобрение. Естественно, Клишас не может высказать иной позиции,— сказал "Ъ" первый зампред комитета по законодательству Юрий Синельщиков (КПРФ).— Но принцип, записанный в ст. 54, очень важен, потому что речь идет о законе, который отягчает ответственность. Разве здесь нет дополнительной ответственности, если наступают такие последствия, как лишение политических прав?»
         Председатель коллегии адвокатов «Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго увидел в отзыве сенаторов беспокойство необоснованным распространением ограничений:
         «Мы привыкли, что председатель комитета Клишас обычно выступает за ужесточение нормативно-правового регулирования и за так называемое закручивание гаек. Однако определенные положения отзыва говорят о том, что Клишас озаботился возможностью необоснованного распространения предполагаемых ограничений на лиц, причастных к деятельности экстремистских и террористических организаций. Справедливо указано в отзыве, что в предлагаемой редакции законопроекта отсутствуют четкие критерии отнесения граждан к этой категории. Надеюсь, что указанный отзыв будет учтен в дальнейшей работе над текстом законопроекта и все необходимые изменения будут внесены».
         «Сначала было ощущение, что Клишас хочет что-то отыграть назад, но, как видим, нет,— отмечает директор центра "Сова" (внесен в реестр иноагентов) Александр Верховский.— Правда, он пишет, что не может быть ограничений без доказательства причастности к экстремистской деятельности. Но это тупик: если человек причастен к экстремистской деятельности, то он причастен к какому-то правонарушению и по идее его должны в суд вести, а не ограничивать в правах».
         Эксперт также обращает внимание на фразу из отзыва о том, что обратной силы не могут иметь санкции, а тут речь идет не о наказании, а об ограничении прав.
         «Логика такая: это просто новое ограничение, которое не связано с виной. Но это, конечно, странно. Получается, что ограничение накладывается на людей не за виновные действия, а просто на всякий случай, из соображений безопасности»,— рассуждает господин Верховский.

КОММЕРСАНТ, 20.05.21 22:55
         ШКОЛУ ПРИМИРИЛИ С ГОЛОСОВАНИЕМ
         Минпросвещения и ЦИК договорились, как совместить трехдневные выборы с учебой

Елена Рожкова

         Центризбирком (ЦИК) и Министерство просвещения в четверг подписали соглашение о взаимодействии в преддверии осенних выборов. Оно касается разведения избирательного и учебного процессов при многодневном голосовании на участках, расположенных в школах. Текст соглашения оба ведомства не опубликовали, ограничившись пресс-релизом. Из него следует, что даже при трехдневных выборах возможны лишь локальные корректировки в расписании уроков, которые на учебный процесс не повлияют. Высокопоставленный источник в Минпросвещения ранее тоже уверял "Ъ", что трехдневное голосование особых сложностей для школ не создает и эта проблема политизирована. Эксперт считает, что такой скромный объем информации о соглашении связан с отсутствием детализации, а нюансы разведения выборов и учебы будут уточняться в рабочем порядке.
         Соглашение о взаимодействии подписали 20 мая глава ЦИКа Элла Памфилова и министр просвещения Сергей Кравцов. Прессу на подписание не пригласили, сам документ оба ведомства не опубликовали, ограничившись пресс-релизом и кратким видео, выложенным в официальном Telegram-канале ЦИКа.
         В пресс-релизе отмечается, что соглашение позволит урегулировать все вопросы, связанные с голосованием на расположенных в школах участках, не влияя при этом на полноту и качество учебного процесса. По словам Эллы Памфиловой, которую цитирует пресс-служба, регионы очень волнует тема разведения избирательного и учебного процессов, поэтому было решено подписать соглашение до старта кампании. Напомним, ее началом станет указ президента о назначении выборов, который, по закону, должен быть подписан в первые 20 дней июня.
         Сергей Кравцов, слова которого также приводятся в пресс-релизе, заверил, что учебный год начнется 1 сентября, а образовательный процесс будет реализован в полном объеме. «Мы совместно с Рособрнадзором доведем до регионов всю необходимую информацию и проконтролируем, чтобы образовательные программы не пострадали. Локальные коррективы расписания не повлияют на полноту знаний, получаемых школьниками»,— добавил министр.
         Глава ЦИКа пояснила, что почти 50 тыс. избирательных участков (всего их около 97 тыс.) располагаются на территории образовательных учреждений.
         «В нашем соглашении предусмотрены различные варианты взаимодействия, которые учитывают в том числе возможность голосования в течение нескольких дней. Документ также предусматривает взаимный обмен информацией, информирование участников образовательного процесса о предстоящем голосовании, выработку совместных с Роспотребнадзором решений, обеспечивающих безопасность наших граждан»,— отметила госпожа Памфилова.
         Напомним, трехдневное голосование было впервые опробовано в сентябре 2020 года в 41 регионе. Ни ЦИК, ни Минпросвещения никаких общих указаний о порядке совмещения двух процессов на места тогда не направляли, и в субъектах проблему решали на собственное усмотрение. В большинстве регионов в дни голосования вынесли учебный процесс за пределы школьных зданий: устраивали «дни здоровья», проводили уроки в библиотеках, вывозили детей на экскурсии и в театры. Кое-где в учебные дни, совпавшие с избирательным процессом, вернули дистанционный формат. В Тамбовской области дети и избиратели заходили в школу через разные входы, а, например, в Пермском крае просто отменили занятия в дни выборов.
         Впрочем, высокопоставленный источник в Минпросвещения ранее заявлял "Ъ", что проблема многодневного голосования для школ излишне политизирована. По его словам, если выборы пройдут в течение трех дней, то выходом из ситуации может стать сокращение учебного дня в пятницу, а суббота и так в большинстве школ нерабочая.
         Собеседник также подчеркивал, что отмена уроков на один — полтора дня серьезной роли в образовательном процессе не играет, а принципиальная позиция министерства заключается в том, чтобы начать учебный год вовремя.
         Политолог Константин Калачев считает, что проблема многодневного голосования для школ, безусловно, есть, как и те, кому выгодно ее политизировать. «Нахождение участковых комиссий в школе, работа в них учителей создают трудности для образовательного процесса. Более того, в условиях, когда прививочная кампания идет недостаточно быстрыми темпами и число привитых отстает от необходимого, это тоже дополнительный риск»,— поясняет эксперт. Отсутствие в СМИ подробностей соглашения, по его мнению, может объясняться нехваткой детализации: «Чтобы не стать объектом критики, ЦИК и Минпросвещения и не дают подробностей. Значит, не все нюансы пока прописаны и что-то будет уточняться в рабочем порядке. Хотя отсутствие подробностей может оказаться с точки зрения пиара хуже, чем признание того, что соглашение рамочное».

НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА, 20.05.21 20:14
         ПРАВОЗАЩИТНИКИ НАСТАИВАЮТ НА СВИДАНИИ С ВЕРХОВНЫМ СУДОМ
         Российской Фемиде прописана вертикализация под общественным контролем

Екатерина Трифонова

         За последние годы на укрепление судебной системы были потрачены большие средства, в результате чего выросли зарплаты судей, укрепилась материально-техническая база судов. При этом государство по-прежнему тратит немалые бюджетные деньги на компенсации за иски, проигранные им в Страсбурге. Реформа правосудия буксует, а российская Фемида продолжает терять доверие граждан. В президентском Совете по правам человека (СПЧ) появилась идея инициировать встречу с руководством Верховного суда (ВС), чтобы обсудить с ним проблемы судебной системы и, в частности, открыть ему глаза на фактический саботаж нижестоящими инстанциями официальных указаний сверху. По плану правозащитников судебной системе необходимы более жесткая вертикаль управления и расширенный общественный контроль.
         По данным АНО «Независимый исследовательский центр», в 2018 году судам не доверяло около 50% опрошенных, но в 2020-м недоверчивых респондентов оказалось под 70%. Соцопросы выявили самые актуальные проблемы правосудия: коррупция, волокита и бюрократизм, зависимость от органов исполнительной власти, безнаказанность судей за вынесение заведомо неправосудных судебных решений и невозможность добиться справедливых. Короче говоря, 67% опрошенных полагают, что в российских судах невозможно отстоять права, нарушенные государством.
         Правозащитники подтверждают, что суды, по сути, не выполняют обязанности по защите прав и свобод человека. В СПЧ намерены инициировать встречу с руководителями ВС в первую очередь для того, чтобы обсудить, как следует изменить механизм исправления судебных ошибок. «Мы видим, что в местах лишения свободы находится огромное количестве невиновных людей», а «судебные решения попросту подрывают конституционные гарантии человека», пояснил член СПЧ Андрей Бабушкин. Вместе с тем, рассказал он «НГ», правозащитники хотели бы поддержать усилия ВС в том, чтобы разъяснения не игнорировались судами на местах, то есть воспринимались бы «не как избитая рекомендация, а как источник права, обязательный для исполнения».
         «Стоит задуматься и над выявлением тех судей, которые являются нарушителями прав человека. Для этого необходимо усилить контроль над ними, в том числе и общественный», – считает Бабушкин. Например, это возможно сделать за счет повышения роли омбудсменов, которые, по его мнению, могли бы выступать с требованиями о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений. По крайней мере такое право мог бы получить хотя бы уполномоченный по правам человека в РФ. Бабушкин также напомнил о необходимости реанимировать судебный надзор хотя бы до того уровня, который был в 90-х годах. В советское же время председатели вышестоящих судов и вовсе должны были проверять решения нижестоящих инстанций – и в случае необходимости приносить протесты в порядке надзора.
         «Насколько я помню, вопрос о кризисе правосудия поднимается ежегодно на встречах СПЧ с главой государства», – сказал «НГ» еще один член СПЧ – директор Московского бюро по правам человека Александр Брод.
         Кое-какие перемены, по его словам, есть: в частности, еще в позапрошлом году появились новые апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции. Однако реально ощутимых изменений эта реформа пока не принесла: «Необходимо расширять полномочия присяжных заседателей, добиваться независимости правосудия от следственных органов и интересов власти, повышать квалификацию судей, дать возможность федеральному и региональным омбудсменам знакомиться с материалами дел и выступать в ходе заседаний». Все эти предложения, подчеркнул Брод, требуют обсуждения с представителями судебной власти – лучше в устной, но, возможно, и в письменной форме. К сожалению, указал он, ВС, а также Конституционный суд не идут на контакт с правозащитниками. «И хотя у членов СПЧ есть возможность выступать на круглых столах в ходе заседаний Совета судей, наши предложения как будто повисают в воздухе», – констатировал Брод.
         Как напомнил «НГ» федеральный судья в отставке Сергей Пашин, согласно Конституции, судьи независимы и подчиняются только ей и федеральным законам. И долгое время прежде, но с подачи именно ВС, судьям не рекомендовали ссылаться на постановления пленума ВС. «Когда я был судьей, начальство говорило так: ссылайтесь на закон, а если все же пишите так, как ВС, все равно говорите, будто это собственное толкование нормы». Это было такое ложно понятое представление о независимости судей, считает Пашин. Впрочем, ВС нередко действительно непоследователен с проведением в жизнь своих указаний, которые, равно как и правовые позиции суда по разным делам, меняются с точностью до наоборот.
         Конечно, сейчас все процессуальные кодексы гласят, что, мотивируя приговор, судьи должны ссылаться не только на постановления пленума, но даже и на обзоры судебной практики, которые утвердил президиум ВС. «Формально они обязаны, но де-факто позиция ВС имеет гораздо меньшее значение для судей, чем кассационная или апелляционная практика ближайшего вышестоящего суда. Дескать, она все и определяет на самом деле». Более того, единственное взыскание для судей, которые игнорируют позицию ВС, – это отмена приговора, а лишь при открытых грубых нарушениях – дисциплинарная ответственность. В теории – вплоть до лишения полномочий, но, по словам Пашина, он таких случаев и не помнит. Он объясняет такой саботаж низовыми инстанциями мнения самой главной вышестоящей инстанции невежеством судей.
         Надзорная инстанция над правосудием – это президиум ВС, остальные функции по проверке законности выполняют кассационные суды, хотя в 90-е годы, напомнил Пашин, «было так, что можно было пожаловаться председателю областного суда и тот в порядке надзора своей властью выносил протест». Но если это вернуть, то тогда получается, что общество не доверяет своим судьям, раз хочет поставить их в большую зависимость от начальства. Эффект от такой реформы, по его мнению, будет скорее отрицательным: «Выстраивается вертикальная система, где есть начальники и подчиненные, где судья будет звонить в вышестоящий суд и спрашивать, какое решение принять. Это делается, конечно, и сейчас, но теперь, выходит, эта практика будет официально узаконена».
         Пашин уверен, что среди первоочередных мер на самом деле – смена именно руководителей судебной системы, которые «заражены советскими подходами и во времена СССР были верной опорой режима, какими остаются и сейчас, так что в наших условиях обязательно нужно менять кадры». При этом он согласен, что речь также должна идти о широком распространении суда присяжных, в том числе и на гражданские дела, чтобы уже не судья правил балом, а представители народа. Кроме того, напомнил Пашин, нужно все-таки ввести выборность мировых судей населением. По нынешнему законодательству это возможно, но местные власти тормозят эту идею, предпочитая, чтобы низовую систему формировали местные депутаты.
         «Уже довольно длительное время российское правосудие испытывает ряд трудностей, в числе которых формальный подход к оценке фактических обстоятельств и обвинительный уклон», – сказал «НГ» советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Сергей Бородин. Ситуация, по его мнению, сложилась таковой под воздействием ряда причин – это несовершенство законодательства, загруженность судебной системы, неверные идеологические ориентиры отдельных судей и т.д. «Изменение пейзажа судебной власти возможно по итогам работы широким тралом: с законом, судьями и правовой культурой, а не вследствие создания отдельных органов и должностей. Разъяснения ВС в форме постановлений пленума, обзоров или писем – это эффективный инструмент гармонизации текущей правоприменительной практики, который способен оперативно и качественно продуцировать правовую табулатуру для нижестоящих судов», – заметил эксперт.
         Вместе с тем, по его словам, «решения высшей инстанции по конкретным делам не всегда могут являться надлежащим ориентиром, поскольку в условиях континентального типа юридического мышления прецедентов, несмотря на их важность, недостаточно для вынесения судебных актов при наличии иной палитры фактических обстоятельств». Одной из «реперных» проблем российской судебной системы Бородин назвал «игнорирование правовых позиций ЕСПЧ». Например, анализ правоприменительной практики показывает, что при даче судебного разрешения на оперативное мероприятие – «прослушивание телефонных переговоров» – судами допускается множество нарушений. Это, в частности, формальный подход к оценке фактических оснований, отказ от изучения оперативной документации. «А порой случаются и вовсе сардонические казусы – текст судебного акта готовится оперативными сотрудниками до рассмотрения материала в суде. Это сильно бьет по гарантиям правовой защищенности граждан и значительно осложняет работу адвокатам», – заявил «НГ» советник ФПА. «Уверен, что апгрейд контрольных и проверочных механизмов необходим. Но подобные реформы – это лишь одна шхера в архипелаге необходимых мероприятий. Перелом ситуации возможен только путем комплексной терапии – от законодательных преобразований до укрепления правовой культуры населения и смены идеологической парадигмы в судейских рядах», – подчеркнул Бородин.

ГАЗЕТА.RU, 21.05.21
         «ТРИ НЕРАЗРЕШИМЫХ ВОПРОСА»: ПОЧЕМУ ИЗРАИЛЬ И ПАЛЕСТИНА ОБРЕЧЕНЫ НА ВЕЧНУЮ ВОЙНУ
         Израиль и ХАМАС договорились о прекращении огня

Владимир Кулагин

         Израиль и ХАМАС после почти двухнедельного обмена ракетными ударами договорились о перемирии. Огонь прекратится без предварительных условий, детали соглашения сторонам еще предстоит разработать. Однако опрошенные «Газетой.Ru» эксперты считают, что конфликт может вспыхнуть с новой силой в любой момент. Ведь устранить причины двусторонних противоречий не готова ни одна из сторон.
         Кабинет безопасности Израиля одобрил введение режима прекращения огня с палестинской стороной с 2 часов ночи 21 мая (мск). Вскоре лидер ХАМАС в Ливане Усама Хамдан подтвердил, что его движение поддержит мирную инициативу, так как они получили гарантии посредников из Египта.
         Также известно, что 19 мая президент США Джо Байден в четвертый раз за время обострения конфликта провел с премьером Израиля Биньямином Нетаньяху телефонный разговор, в котором призывал «сегодня начать существенную деэскалацию на пути к прекращению огня».
         Однако объявленное перемирие вовсе не снимает ни одной из причин всего конфликта.
         ХАМАС требует от Израиля куда большего. Так, заместитель главы политбюро движения Муса Абу Марзук говорил о желании исламистского движения добиться вывода израильских силовиков из мечети аль-Акса в Иерусалиме, отказа от выселения арабских семей из иерусалимского района Шейх-Джаррах и освобождения всех задержанных.
         В целом же движение с 2017 года согласно на достижение прочного мира между Израилем и Палестиной в границах 1967 года, то есть с территориями сектора Газа, Западного берега и Восточного Иерусалима, который целиком контролируется Израилем.
         Израиль же, руководствуясь вопросами своей безопасности, к такому не готов. Власти страны отметили, что пошли на прекращение огня без предварительных условий, и не подписывались на какие-либо уступки.
         С чего началось обострение
         Первые стычки палестинцев с силовиками в Восточном Иерусалиме, положившие начало обострению конфликта, начались в начале мая из-за решения суда выселить несколько арабских семей (около 70 человек) в квартале Шейх Джаррах на основании права реституции, по которому владения возвращались владевшими этой собственностью до 1948 года израильтянам. Ответчики считают владения своей собственностью, так как приобрели дома у контролировавших эти территории до Шестидневной войны 1967 года иорданских властей. На стороне палестинцев, по сути, оказалось и Управление Верховного комиссара по правам человека Организации Объединенных Наций, где заявили, что закон 1970 года о возвращении земель не имеет оснований по международному праву.
         Ситуация существенно усугубилась в ночь с 7 на 8 мая, когда израильские полицейские в ответ на протесты начали операцию на Храмовой горе во время молитвы мусульман. Последние отбивались с помощью камней и стульев, после чего израильские силовики применили слезоточивый газ и резиновые пули.
         Вскоре контролирующий сектор Газа ХАМАС и Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) перешли к взаимным ракетным обстрелам городов.
         За неделю противостояния более 3,3 тыс. ракет было выпущено из сектора Газа по еврейской территории.
         Несмотря на то, что там активно работала система ПРО «Железный купол» погибли 12 человек, более 300 ранены. В результате израильских ударов погибли 230 палестинцев, более 1700 получили ранения.
         Израиль не отступит
         Эксперт Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов в разговоре с «Газетой.Ru» отмечает, что израильско-палестинский конфликт остался неурегулированным.
         «Израиль проводит политику ползучей аннексии палестинских земель, которая была предназначена для создания еврейского национального государства и жестко подавляет палестинские протесты у себя внутри», — говорит он. Борис Долгов считает, что конфликт с периодическими обострениями в будущем продолжится, так как решение ООН по созданию палестинского государства не было выполнено. Возможное решение эксперт видит в прямых переговорах израильтян и палестинцев с международным посредничеством, но для них нет никаких условий.
         «Ведь среди самих палестинцев нет единства — есть сектор Газа с ХАМАС, и есть Западный берег с ФАТХ («Движение за национальное освобождение Палестины», отказалось от терактов в 1988 году). Поэтому даже если предположить, что Израиль вдруг согласится на переговоры, то непонятно, кто будет иметь право представлять Палестину. Но при этом сам Израиль и не дает палестинцам объединиться, например, не давая проводить им всеобщие выборы в Восточном Иерусалиме», — говорит Долгов.
         Доцент Института общественных наук РАНХиГС Сергей Демиденко согласен, что искоренить причины конфликта невозможно, и список нерешаемых вопросов лишь будет дополняться.
         «Это абсолютнейший тупик. Есть три неразрешимых вопроса: беженцы, статус Иерусалима и проблема еврейских поселений. В 1993 году на переговорах в Осло решили договариваться по всем остальным вопросам, кроме этих, потому что по ним нельзя договориться в принципе. Международное сообщество уже принимало миллиард инициатив: были дорожные карты, Арабская мирная инициатива, план Клинтона и Трампа. Это одни и те же грабли», — считает востоковед.
         ХАМАС не исчезнет
         Политолог Евгений Сатановский согласен с тем, что нынешнее перемирие глобально не решит никаких проблем, акцентируя внимание на факторе ХАМАС.
         «Задача ХАМАС — война с Израилем. Весь вопрос, кто кого первым в землю закопает. Израильское правительство не готово ликвидировать ХАМАС, которое израильские спецслужбы же помогали в свое время создать, исходя из теории, что лучше марксистских революционеров добрые верующие. Это была страшная глупость.
         Но если теперь уничтожить ХАМАС, то встанет вопрос, что делать с Газой. Израиль не хочет брать его под контроль, лидер ФАТХ Махмуд Аббас не справится, не хочет эту территорию и Египет», — считает президент Институт Ближнего Востока.
         Борис Долгов называет среди основных союзников ХАМАС Катар и Турцию. Катар, к слову, считается чуть ли не единственным финансовым спонсором ХАМАС, который по договоренности с Израилем пытается хотя бы немного нивелировать последствия кризиса, перечислив ему движением более 1,5 миллиарда евро. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, в свою очередь, обещал поддерживать Палестину, «даже если весь мир закроет глаза на агрессию Израиля».
         Доглов добавляет, что в довольно большой степени союзниками ХАМАС можно считать ливанское движение «Хезболла» и Иран.
         Интересно, что отношение арабском мире к Израилю и его конфликту с ХАМАС во многом переменилось буквально за последний год из-за установления в 2020 году рядом стран дипломатических отношений с Израилем (речь идет о Судане, Марокко, Бахрейне, ОАЭ).